Нан-Мадол

Нан-Мадол — искусственный архипелаг, общей площадью 79 гектаров, состоящий из 92 островов, связанных системой искусственных каналов.

Известен также как «Тихоокеанская Венеция». Расположен возле острова Темвен, к юго-востоку от острова Понапе, части Каролинских островов, и до 1500 года н. э. являлся столицей правящей в то время династии Со Делёр.

На затерянном в Тихом океане островке Понапе цивилизация развилась и погибла задолго до того, как там появился первый европеец. В эпоху великих географических открытий испанские, португальские, голландские и английские моряки, возвращаясь из дальних плаваний, рассказывали множество невероятных историй о чудесах тихоокеанских островов.

Учёные, как правило, считали эти истории обычными моряцкими побасёнками и поэтому не поверили рассказу испанского капитана Альваро Сааведра, который в 1529 году поведал об удивительном острове Понапе, лежащем между Гавайским архипелагом и Филиппинами.

Капитан утверждал: на острове есть руины храмов, дворцов, непонятные крупные сооружения, каменные набережные. По его словам, заброшенный город отдалённо напоминал Венецию.

Долгое время географы считали загадочный город на Понапе легендой, пока остров не посетил русский мореплаватель Фёдор Петрович Литке во время кругосветного плавания 1826–1829 годов на шлюпе «Сенявин». Он первым составил карты острова, описал таинственные руины Понапе и нанёс на карту соседние острова.

Понапе —вулканический остров диаметром всего 15 километров, окружённый барьерным рифом. Он входит в Каролинский архипелаг Микронезии близ экватора. Берега острова сильно разрушены тропическими тайфунами, а в центре его — непроходимые густые заросли.

На востоке острова располагается искусственная лагуна, и здесь рифовый барьер разрушен руками человека. Внутри мелководной лагуны находятся руины древнего города Нан-Мадол, расположенного более чем на ста небольших островках.

Осматривая руины, Литке убедился: жители давно покинули город, и только на противоположной стороне острова в первобытных условиях обитала горстка туземцев. К сожалению, все сведения о Понапе, собранные Литке, затерялись в архивах Русского географического общества и никогда полностью не публиковались.

В 1857 году руины Нан-Мадола поверхностно обследовал американец Л. Гьюлик, а чуть позже поляк И. Кубари, поселившийся на острове, составил первый подробный план руин.

В 1896 году на Понапе появился англичанин Ф. Крисчен, исследователь бесцеремонный и бесчестный. Руководствуясь планом Кубари, он подверг руины Нан-Мадола настоящему ограблению и сам чуть не погиб от рук местных жителей после того, как разграбил нескольких почитаемых туземцами древних гробниц.

Наиболее серьёзное археологическое изучение Нан-Мадола предпринял в конце XIX — начале XX веков немецкий учёный Пауль Хамбрух, который установил: все островки внутри лагуны искусственного происхождения!

Неведомые строители привозили с севера острова базальтовые плиты, укладывали их рядами вдоль и поперёк, а если блоки были неправильной формы, промежутки между ними заполняли коралловым щебнем. Верхние части большинства платформ были плоскими, удобными для возведения построек.

Во время сильных приливов пространство между платформами затоплялось, и городок покрывался сетью каналов, напоминая маленькую Венецию. Хамбрух нанёс на карту девяносто таких искусственных островов. Обнаружил он и искусственные водоёмы, фундаменты дворцов и храмовых построек.

В 1908 году вышла в свет книга Хамбруха, посвящённая исследованиям Нан-Мадола. В ней учёный выдвинул предположение о том, что на Понапе в течение нескольких столетий действовал религиозно-культовый центр микронезийцев, куда совершали паломничества жители
других остров в Океании.

Об этом свидетельствовали и легенды, записанные Хамбрухом со слов аборигенов. Согласно этим преданиям, некогда островом управлял князёк Сау Делеур, имя которого постепенно стало титулом и означало король-жрец. Таких Сау Делеуров было пятнадцать, а потом династия угасла. Именно этой династии принадлежит заслуга возведения каменных построек на искусственных островках.

Учёный определил начало строительства священного
города примерно V веков н.э. В 1958 году это подтвердила экспертиза, проведённая исследователями из США. Немецкий археолог записал легенду островитян о главной богине Нан-Мадола, черепахе Нанунсунсан. Для неё построили дворец с бассейном, а саму богиню украшали перламутром.

В дни праздников жрецы возили её на лодке вдоль каналов и
от её имени выкрикивали прорицания. Затем богиню жарили и торжественно съедали. Американцы в 1958 году на дне заболоченного водоёма внутри храма нашли тысячи панцирей таких богинь.

К 1914 году Хамбрух и другие исследователи установили: в Нан-Мадоле было около восьмисот каменных сооружений, включая
крепостные стены и портовые постройки. Главный храм воздвигнут из мегалитических блоков. Под этим храмом обнаружилась сеть туннелей и каналов, по которым туда могли проникать люди и лодки.

В другом храме меньших размеров внутренняя часть представляла собой как бы вывернутую пирамиду. Это очень сложный архитектурный приём. Вокруг всех зданий Нан-Мадола возведена крепостная стена циклопической кладки.

Археологические открытия на Понапе породили множество фантастических и невероятных гипотез. Одни учёные утверждали: на острове обнаружены остатки легендарной Лемурии; другие видели в циклопических каменных постройках плоды деятельности колонизаторов-инков, якобы прибывших на остров из Перу. Высказывалась и гипотеза, будто Понапе был форпостом египетских фараонов на Тихом океане.

Позже некоторые популяризаторы заявят, что сооружения Нан-Мадола — дело рук инопланетян. В XX веке археологические изыскания на Понапе прерывались мировыми войнами. Во время Второй мировой войны Каролинский архипелаг был оккупирован Японией. В 1946 году остров стал протекторатом США, и доступ к древним развалинам был опять закрыт: на соседних островах американцы планировали испытания ядерного оружия.

К серьёзным исследованиям Нан-Мадола американские археологи смогли приступить лишь в 1958 году. Из рассказов туземцев они узнали, что во время оккупации японцы вели раскопки во многих частях острова, что-то находили и увозили. Рассказывали о каких-то металлических предметах, скульптурах и саркофагах. Американцы послали официальный запрос в Токио, но японские власти ответили, что им ничего об этом не известно.

Американцы с большим размахом исследовали Понапе
до 1986 года и сделали за это время множество археологических открытий. На 58 островках внутри лагуны они обнаружили усыпальницы жрецов и племенных вождей. Правда, большинство могил было разграблены, и мумии сильно разложились от соприкосновения с воздухом. Однако удалось установить: туземцы использовали оригинальный, больше нигде не встречающийся способ бальзамирования — тела умерших высушивались на солнце, а затем пропитывались кокосовым маслом и отваром из рыбьих костей и акульих хрящей.

Более же всего исследователей поразила продуманность всех портовых сооружений, ащищённых от мощного в этих краях прибоя волноломами и искусственными рифами. Узкие проходы в лагуну Нан-Матола были защищены от непрошенных гостей башнями-бастионами, которые охраняли лучники: базальтовые наконечники стрел археологи находили повсеместно.

Археологи определили остров, где был дворец главного правителя. Вокруг него расположились маленькие островки, где готовили блюда для пиров. На других добывали кокосовое масло, ваниль, изготовляли утварь для дворцов и храмов.

Каменное строительство в Нан-Мадоле угасло в начале XV века. Население ушло на северную часть острова, вернулось к первобытному образу жизни и больше в Нан-Мадол не возвращалось. Более того, жрецы наложили табу на каменные руины. На этом исследования закончились, и остров Понапе открыли для туристов.

Американские исследователи убедительно доказали оригинальность и самостоятельность понапийской культуры, опровергнув все предположения о влиянии на неё других народов. После археологов за дело взялись этнографы, работа которых подчас напоминает криминалистику. Голландские, бельгийские и норвежские исследователи Океании начали изучать сказания туземцев Понапе и соседних островов.

Легенды многое прояснили. Согласно древним преданиям, в стародавние времена Понапе захватило воинственное племя с одного из Каролинских островов. Захватчики были необыкновенно амбициозны, считали себя высшими существами, полубогами. Из этой веры вырос религиозный культ, целью которого было достижение абсолютного физического бессмертия.

Вожди этого племени создали на Понапе непреступную твердыню и культовый центр, ставший резиденцией вождей, высших жрецов и предводителей пиратов. Все они объединились в тайное общество посвящённых, напоминающее европейские духовно-рыцарские ордена, но с ритуалами каменного века.

Члены общества верили: при точном соблюдении всех обрядов и ритуалов их культа, наступит время, когда каждый посвящённый в конце жизни будет уходить в океан, превратившись в загадочное и всемогущее существо аку или шоггу и в этом состоянии жить вечно. Возможно, поэтому понапийцы обожествляли акул и морских черепах. Акул они считали хранителями океана и своими предками, а долгожительницы черепахи рассматривались ими, как олицетворение бессмертия.

Чтобы вступить в понапийский орден, кандидату нужно было принять новое имя и дать клятву, что по приказу главы ордена он, не колеблясь, будет убивать людей без различия пола и возраста. После ритуала, во время которого кандидат изображал буйное неистовство, он давал вторую клятву — обещание приносить дары жрецам и привозить рабов вождю племени, возглавлявшему тайное общество.

В первобытном ордене были многочисленные степени посвящения. Переход из одной степени в другую отмечался нанесением соответствующих татуировок и сопровождался трудными испытаниями: например, бесстрашным плаванием среди акул.

Островной орден просуществовал около пятисот лет и погиб от внутренних распрей. Начались они с конфликта между племенными вождями и высшими жрецами, которые стали претендовать не только на богатства, но и на власть.

Потом возроптали пираты (морской разбой был основным источником богатств ордена), которым стало казаться, что дань, выплачиваемая ими жрецам, чересчур велика. Пираты отделились от центра на Понапе и стали действовать самостоятельно. Чтобы погасить смуту, вожди перебили половину жрецов. Но вскоре начались восстания рабов, слуг и рядовых воинов. Восстанию низов способствовала
новая мода, появившаяся в среде жрецов и племенных аристократов.

В течение многих веков аборигены Понапе практиковали ритуальное людоедство в дни особо важных религиозных праздников, но вожди сделали человечину повседневным блюдом в своём меню и даже специально откармливали для этого рабов и слуг.

В 1977 году вышла в свет книга понапейца Луелена, жившего в одной из деревушек на севере острова, который по крупицам собрал сохранившиеся местные предания о Нан-Мадоле. Книга вышла мизерным тиражом и до европейских учёных дошла только в 2001 году. Собранные Луеленом легенды подтверждают выводы европейских этнографов: виновниками деградации и распада понапийского сообщества были жрецы!

Поделитесь статьей с друзьями в социальных сетях: