Знакомьтесь — Балуев! (рассказ) стр.261

—    Значит, даете команду? — И по той живости, с ка­кой произнес Фирсов эти слова, по его мгновенно изме­нившемуся лицу, которое из плачевно-скорбного стало энергичным и выражало полную готовность решительно и незамедлительно действовать, сразу стало ясно: Фир­сов лицемерил, канюча о трудностях, об опасностях. Его обуревало только одно желание — получить «добро» от начальника.

Но Балуев давно привык к дипломатическим приемам Фирсова. Они не раздражали его. Наоборот, он считал их даже естественными. И Павел Гаврилович сказал мягко, добродушно:

—    А знаешь, Алексей Игнатьевич, крепко у нас сидит с тобой это отжившенькое — перекладывать ответствен­ность со ступеньки на ступеньку! Отвыкать надо от этой привычки. Сейчас каждому на инициативу крылья при­стегнули. — И, согнувшись, похлопал себя ладонью по лопатке.

Фирсов оглянулся, будто для того, чтобы посмотреть, пристегнуты ли у него крылья.

Согласился:

—    Правильно. Научились мы артистов из себя стро­ить. Все никак не отучимся. Так я пойду, значит, от себя скомандую.

Бывший летчик, ныне линейный механик Сиволобов считался среди руководящих работников стройки челове­ком с опасными идеями. Он внушал машинистам кранов- трубоукладчиков и бульдозеристам: «Вы что думаете, чкаловский характер—только порождение авиации? Ни­чего подобного.

Поделитесь статьей с друзьями в социальных сетях: