Знакомьтесь — Балуев! (рассказ) стр.263

Хоздесятник Вильман объявил торжественно:

—    Я в аренду плот нанял, будем гатить им болото.

После бревна соберем, обратно в плот свяжем. — Наклонился к Балуеву, зашептал: — Я тоже за экономию стал бороться. Конечно, дерево не металл, но по цене тоже близко к металлу. А тут, напрокат, совсем по де­шевке обойдется.

Лицо у Бильмана лиловое, обветренное, небритое, в мраморных прожилках. Он всегда в брезентовом балахоне и с большой кошелкой. В ней командировочная смена белья, два пол-литра, белая плита сала, обернутая в га­зету, и термос. Он не говорит, а торжественно изрекает:

—    Что такое снабженец? Доставала? Нет. Это чело­век, который координирует материальные ценности. Я скряга? Нет. Я лично был бы самым беспощадным к тем, кто хапает про запас оборудование, когда оно им в данный момент вовсе ни к чему. — И с яростью смот­рел на Фирсова.

Фирсов произносил уклончиво:

—    А кто без резервов живет, тех я презираю за лопо- ухость…

К строительному начальству можно было бы причис­лить еще двух молодых инженеров: Константина Разу- ваева, мастера по монтажу, и Владимира Голикова, ма­стера по изоляционным работам.

Но рабочие никогда не обращались к ним по фами­лии, а звали по имени: Костя и Володя.

Костя — высокий, тощий, Володя—полненький, блон­дин.

Костю уважали за то, что он был отличным волейбо­листом.

Поделитесь статьей с друзьями в социальных сетях: