Знакомьтесь – Балуев! (рассказ) стр.326

Труба медленно обвисала, сползая все ниже и ниже по песчаной круче.

Строполыцик освободил трос, и, медленно разворачи­ваясь, кран с облегчением величественной поступью про­топал в конец машинной шеренги.

Второй кран безукоризненно проделал все, что свер­шил первый. За ним то же повторил третий.

Скошенная труба уже легла своим концом на дно траншеи. Змеиное тело ее все дальше и дальше вытяги­валось вдоль русла канала. Стоящие на противополож­ном берегу тракторы подтянули застропленную трубу на середину канала. Бочки понтонов, как поплавки, высоко торчали из воды.

Казалось, что мгновенно померкнул слабый утренний свет и хлынула чернота ночи.

Краны-трубоукладчики пырнули темноту белыми лез­виями прожекторов. Дюкер лежал в траншее на плаву, вытянув гибкое трубчатое тело.

Лупанин, сойдя с машины, небрежно волок по грязи свои длинные ноги в резиновых ботфортах. Фетровая шляпа сдвинута на затылок, хищное лицо спокойно. По­дойдя к Балуеву, сказал:

—    Павел Гаврилович, это верно Зайцев говорил, что по Шекспиру уже не одну сотню лет идет мировая дис­куссия, будто не он автор, а какой-то аристократ? Неуж­то до сих пор разобраться не могут? — Произнес задум­чиво: — Смотрел зарубежную картину по его пьесе: горбун провожает вдову, идущую за гробом супруга, а горбун выдающийся оратор, ну и уговорил. Здорово по­казано, какая сила в слове имеется даже на подлость!

Поделитесь статьей с друзьями в социальных сетях: